Хочешь жить

 – будь с Богом!

(Откровения Ладомира Воина)

 

 

Аннотация

        Брошюра «Хочешь жить – будь с Богом!» составлена из Посланий Ладомира Воина.

        Документы подготовлены 29 апреля 2013 года.

       Брошюра предлагается для ознакомления всем представителям Школы, идущим Путем Высоких Рекомендаций и всецело подтверждающим себя на этом Пути.

       Брошюра может предлагаться другим людям после их подготовки к восприятию особого знания, которое успешно ассимилируется и полностью принимается представителями Школы

 

1-ое Слово

Ладомира Воина

29 апреля 2013г.

7 час. 10 мин.

 

Мои воины!

Воины Света!

          Вас призываю к Победным Деяниям Времени!

          Вновь Говорю: встанем, как один, на защиту МАТЕРИ ПЛАНЕТЫ!

          Нас много – ВОИНОВ-ПОБЕДИТЕЛЕЙ!

          Сомкнем ряды – воители!

 

          Я Пришел в Мир Земной по Воле Отца Верховного!

          Мне дано Право Говорить!

          Слово Мое – в Защиту Царства Животных!

          Их миллионы и миллионы!

          Большое количество душ человеческих обитает в телах представителей фауны Планеты.

          Не верите?

          Читайте Веды!    

          Ведическое Учение – ПЕРВОИСТОЧНИК.

          В Ведах Сказано, что души человеческие могут воплощаться в телах животных. Например, они могут воплощаться в телах кошек и собак, коров и лошадей, кур и уток, голубей и лебедей, и даже павлинов.

          Сам Верховный Господь не раз спускался к людям – в Мир Земной – в форме представителя фауны Планеты!

          Известны выдающиеся воплощения Верховного Господа в теле представителя Царства животных.

          НАЗЫВАЮ:               

        Матсья – Рыба 

Курма – Черепаха

Вараха – Вепрь (Кабан)

 

        Придя в Облике Явителя Фауны Земли Всевышний Бог проиграл Лилу, способствующую возвышению всего человечества.

 

          Во Дни Суда и Битвы Верховный Господь снова спустился к людям в представителе Царства Животных. И об этом Он Скажет Сам!

          А сейчас Разговор о том, как помочь зверям и птицам!

          Будьте людьми – Прошу вас, люди!

          Отчего так много боен-скотобоен?!

          Вы что –  совсем не боитесь Суда Божьего?!

          Глас Господний звучит над всей Планетой!

          Господь Отец Просит не кушать мяско – будет плохой финал.

 

          Убийство – ГРЕХ!

          Сколько раз повторять?!

          Почему не слышите БОГА?!

          Приложите ухо к стене Бойни!

          Слышите: стонут ваши земные братья?!

          Вам их не жаль?!

          Вы так хотите их кушать?!

          Одумайтесь, люди!

          Вы совсем одичали?!

          Вам мало плодов, растений и злаков?!

          Ломятся столы от яств!

          А вам все подавай!

          Вы что – триста лет жить будете?!

          Годы земные промчатся – а вы останетесь ни с чем!

          К Господу с чем явитесь на поклон?!

          Какие руки Ему, Светлейшему Ликом, покажете?!

          А?!

          Я ВАС СПРАШИВАЮ –

          По Праву, данному мне Отцом!

 

          Любите кушать мясо?!

          Будете жертвами в руках судей.

          Они вас не помилуют, ибо вы не желаете миловать.

 

          Сказано: каждому – свое!

          Заслуженным – заслуженное!

          Грешникам – суровое наказание!

 

          Велика ВИНА у мясоедов-убийц.

          Их, смертям придававших, ждет ОГОНЬ, ОГОНЬ и ОГОНЬ!

          Все, кто служит Сатане на бойнях, будут пожинать плоды, горше некуда, ибо они не пожелали вкушать дозволенные Господом плоды с дерев!

          Я ясно ГОВОРЮ?!

          Уши навострите!

          Лиходеи-живодеры!

          Нет горше участи, чем участь УБИЙЦ!

          Их суровее всех наказывает ГОСПОДЬ!

 

Аминь

Ладомир Воин – Сказал

7ч. 38м.

 

2-ое Слово

Ладомира Воина

29 апреля 2013г.

8 час. 10 мин.

 

Мои воины!

Воины Света!

С вами Говорю по Воле Отца Небесного!

Призываю вас: будьте мобилизованы!

Время – Битвы!

Время – подвига!

Время покаяния-повинения!

 

          Родные Мои!

          Воины Света!

Наведем на Земле порядок!

На Нас надеется Господь!

Сколько говорится, что убийство и мясоедение вредно, а любители покушать жаркое, не дрогнув, говорят: «Вку-у-с-но!»

Вкусно кушать плоть убиенную?!

Да вы совсем потеряли разум!

Планетные Иерархи с Сияющими Ликами взирают на вас!

Просят вас жить по образу и подобию Божьему!

А вы о чем думаете?!

Где потеряли разум?!

Вам хочется отведать кусочек зайчика или курочки?!

Посмотрите этим творениям Бога в глаза!

Не друзья ли это ваши?!

Друзей скушать хотите?!

А если вас –  на жаркое?!

Есть желание стать «кушаньем»?!

Не хотите?!

Сами вкушать желаете?!

А на шашлык – не хотите?!

 

Добром прошу – мясоеды!

Уберите желание поедать плоть!

Или Сам Отец Огонь пройдется по телесам вашим.

Кому нужно смертное-тленное?!

Уйдете в небытие!

На ваши никчемные головы Господь возложит Огненные Персты.

Спросит Господь: «Ты чей сын?!

Кто твой отец?!»

Если ответите: «Прости, Отче, согрешил! И больше не буду!» То, может, и помилует Отец!

Но если не внемлете словам Бога и будете желать того же самого – грешить, то не видать вам добра!

Познаете само лихо!

 

Так что думайте, мясоеды-душегубы!

Да поскорее!

На каждого из вас досье пишется!

Судьи, что за Облаками, не дремлют.

Они бдят!

И Око Господне бдит за вами!

Будьте благоразумны!

Не отрезайте ножки бычку!

Не нанизывайте на шампуры «кусочки лакомые»!

Не заносите нож над глазами, переполненными ужаса-страха!

И вы не получите Решения Судей: в АД!

 

Ладомир Воин – Сказал

Приложение

 

Сострадание и милосердие к животным

 

Материалы сайта  «Прометей»

http://prometey-spb.su/zhivaya_etika/0/sostradanie_k_zhivotnim.html

 

 

Человек –  это частица живой природы. Все, что нас окружает –  лес, реки, озера, моря и горы и т.д. и весь животный мир – со всем человек живет во взаимодействии.

Святой Франциск видел всю природу отражением своего Создателя и называл зверей, птиц, луну, звезды, воду своими «братьями» и «сестрами». Землю он называл сестрой-матерью. Ко всем существам он обращался как к своим близким родственникам. Забота Франциска о животных привела его к тому, что он не убивал их, хотя и строгим вегетарианцем не являлся. Он выступал в защиту зверей в неволе, заботился о них или освобождал. Он спасал птиц и животных, которых несли на базар. «Если бы я только мог предстать перед императором, - восклицал Франциск, - я бы умолял его ради любви к Богу и ко мне издать указ, запрещающий ловить и лишать свободы моих сестер-жаворонков».

 

 

Виви Руоттинен. Франциск Ассизский и Серафим Саровский. Современная икона

 

 

"Любовь и сострадание – это самое важное, самое ценное, самое могущественное и самое святое, что есть в мире. … Любовь и сострадание – это первоэлементы, основа самой нашей жизни и нашего счастья…

В этом заключается моя простая религия. Нет нужды в храмах, нет нужды в сложной философии. Наш собственный мозг, наше сердце — вот наш храм; наша философия — доброта…

Я считаю, что действительно настоящая религия –  это Доброе Сердце." (Выдержки из статей Далай-ламы XIV

 

"Всё живое трепещет мучения, всё живое боится смерти; познай самого себя во всяком живом существе – не убивай и не причиняй смерти. Всё живое отвращается от страдания, всё живое дорожит своей жизнью; пойми же самого себя во всяком живом существе – не убивай и не причиняй смерти". (Будда)

 

 

Лев Толстой о сострадании к животным и вегетарианстве.

 

Материалы сайта  http://trapeznaya.ucoz.ru/

 

 

 «Прекратил питание мясом около 25 лет тому назад, не чувствовал никакого ослабления при прекращении мясного питания и никогда не чувствовал ни малейшего лишения, ни желания есть мясное. Чувствую себя сравнительно с людьми (средним человеком) моего возраста более сильным и здоровым... Думаю же, что неупотребление мяса полезно для здоровья или, скорее, употребление мяса вредно, потому, что такое питание безнравственно; все же, что безнравственно, всегда вредно как для души, так и для тела».

(Ответ Л.Толстого на вопрос редакции американского журнала Good Health 10 марта 1908 г.)

 

          «…Нежная утонченная барыня будет пожирать трупы животных с полной уверенностью в своей правоте, утверждая два взаимно-исключающие друг друга положения:
        Первое, что она, в чем уверяет ее доктор, так деликатна, что не может переносить одной растительной пищи и что для ее слабого организма ей необходима пища мясная; и второе, что она так чувствительна, что не может не только сама причинять страданий животным, но переносить и вида их.

А между тем слаба-то она, эта бедная барыня, только именно потому, что ее приучили питаться несвойственной человеку пищей; не причинять же страданий животным она не может потому, что пожирает их.

Нельзя притворяться, что мы не знаем этого. Мы не страусы и не можем верить тому, что если мы не будем смотреть, то не будет того, чего мы не хотим видеть. Тем более этого нельзя, когда мы не хотим видеть того самого, что мы хотим есть. И главное, если бы это было необходимо. Но положим не необходимо, но на что-нибудь нужно? – Ни на что. Только на то, чтобы воспитывать зверские чувства, разводить похоть, блуд, пьянство.

Если стремление к доброй жизни серьезно в человеке, первое, от чего он будет воздерживаться, будет всегда употребление животной пищи, потому что, не говоря о возбуждении страстей, производимом этой пищей, употребление ее прямо безнравственно, так как требует противного нравственному чувству поступка – убийства, и вызывается только жадностью.

Движение вегетарианства идет последние 10 лет, все убыстряясь и убыстряясь: все больше и больше с каждым годом является книг и журналов, издающихся по этому предмету; все больше и больше встречается людей, отказывающихся от мясной пищи; и за границею с каждым годом, особенно в Германии, Англии и Америке, увеличивается число вегетарианских гостиниц и трактиров.

Нельзя не радоваться этому так же, как не могли бы не радоваться люди, стремившиеся войти на верх дома и прежде беспорядочно и тщетно лезшие с разных сторон прямо на стены, когда бы они стали сходиться, наконец, к первой ступени лестницы и все бы теснились у нее, зная, что хода на верх не может быть помимо этой первой ступени лестницы».

(Л.Толстой. Статья «Первая ступень»)

 

 

 «Еще с самых древних времен мудрецы учили тому, что не надо есть мяса животных, а питаться растениями, но мудрецам не верили, и все ели мясо. Но в наше время с каждым годом находится все больше и больше людей, которые считают грехом есть мясо и не едят его.

Мы удивляемся на то, что были люди, которые ели мясо убитых людей, и что есть еще и теперь такие в Африке. Но подходит время, когда будут так же удивляться на то, как могли люди убивать животных и есть их. Десять лет кормила корова тебя и твоих детей, одевала и грела тебя овца своей шерстью. Какая же ей за это награда? Перерезать горло и съесть.

Греческий мудрец Пифагор не ел мяса. Когда у Плутарха, греческого писателя, писавшего жизнь Пифагора, спрашивали, почему и зачем Пифагор не ел мяса, Плутарх отвечал, что его не то удивляет, что Пифагор не ел мяса, а удивляет то, что еще теперь люди, которые могут сытно питаться зернами, овощами и плодами, ловят живые существа, режут их и едят.

Было время, когда люди ели друг друга; пришло время, когда они перестали это делать, но продолжают еще есть животных. Теперь пришло время, когда люди все больше и больше бросают и эту ужасную привычку.

Убийство и поедание животных происходит, главное, оттого, что людей уверили в том, что животные предназначены Богом на пользование людей и что нет ничего дурного в убийстве животных. Но это неправда. В каких бы книгах ни было написано то, что не грех убивать животных, в сердцах всех нас написано яснее, чем в книгах, что животное надо любить так же, как и человека, и мы все знаем это, если не заглушаем в себе совести.

Не смущайтесь тем, что при вашем отказе от мясной пищи все ваши близкие домашние нападут на вас, будут осуждать вас, смеяться над вами. Если бы мясоедение было безразличное дело, мясоеды не нападали бы на вегетарианство; они раздражаются потому, что в наше время уже сознают свой грех, но не в силах еще освободиться от него.

Сострадание к животным так естественно нам, что мы только привычкой, преданием, внушением можем быть доведены до безжалостности к страданию и смерти животных.

Те радости, которые дает человеку чувство жалости и сострадания к животным, окупают ему во много раз те удовольствия, которых он лишается отказом от охоты и употребления мяса.

Если вы увидите детей, мучающих для своей забавы котенка или птичку, вы останавливаете их и учите их любви к живым существам, а сами идете на охоту, на стрельбу голубей, на скачку и садитесь за обед, для которого убито несколько живых существ, т.е. делаете то самое, от чего вы удерживаете детей.

Неужели это кричащее противоречие не сделается явным и не остановит людей?

В наше время, когда ясна преступность убийства животных для удовольствия или вкуса, охота и мясоедение уже не суть безразличные, но прямо дурные поступки, влекущие за собой, как всякий дурной сознательно совершаемый поступок, много еще худших поступков.

Извинительно бы было не оставлять мясоедения, если бы оно было необходимо и оправдывалось какими бы то ни было соображениями. Но этого нет. Это просто дурное дело, не имеющее в наше время никакого оправдания.

Большая разница между человеком, не имеющим другой пищи, кроме мяса, или таким, который ничего не слыхал о грехе мясоедения и наивно верит в Библию, разрешающую поедание животных, и всяким грамотным человеком нашего времени, живущим в стране, где есть овощи и молоко, который знает все то, что высказано учителями человечества против мясоедения. Такой человек совершает великий грех, продолжая делать то, что уже не может не признавать дурным.

Не убий относится не к одному убийству человека, но и к убийству всего живого. И заповедь эта была записана в сердце человека, прежде чем она была услышана на Синае.

Как бы убедительны ни были доводы против безубойного питания, но человек не может не испытывать жалости и отвращения к убийству овцы или курицы, и большинство людей всегда предпочтут лишиться удовольствия и пользы мясной пищи, чем самим совершать эти убийства.

Неразумие, незаконность и вред, нравственный и вещественный, питания мясом в последнее время до такой степени выяснился, что мясоедение держится теперь уже не рассуждениями, а только внушением давности, преданием, обычаем. И потому в наше время уж не нужно доказывать всем очевидное неразумие мясоедения. Оно само собой прекращается.»

(Л. Толстой «Путь жизни»)

 

 материал сайта     http://wwwboards.auto.ru/

 

 

 

 

Лев Николаевич Толстой

Первая ступень

На днях я был на бойне в нашем городе Туле. Бойня у нас построена по новому, усовершенствованному способу, как она устроена в больших городах, так чтобы убиваемые животные мучались как можно меньше. Это было в пятницу, за два дня до Троицы. Скотины было много.

Еще прежде, давно, читая прекрасную книгу "Ethics of Diet", мне захотелось побывать на бойне с тем, чтобы самому глазами увидать сущность того дела, о котором идет речь, когда говорят о вегетарианстве. Но мне совестно было, как всегда бывает совестно идти смотреть на страдания, которые, наверное, будут, но которые ты предотвратить не можешь, и я все откладывал.

Но недавно я встретился на дороге с мясником, который ходил домой и теперь возвращался в Тулу. Он еще не искусный мясник, а его обязанность - колоть кинжалом. Я спросил его, не жалко ли ему убивать скотину? И как всегда отвечают, он ответил: "Чего же жалеть? Ведь надо же". Но когда я сказал ему, что питание мясом не необходимо, то он согласился и тогда согласился, что и жалко. "Что же делать, кормиться надо", - сказал он. - "Прежде боялся убивать. Отец, тот в жизни курицы не зарезал".

Большинство русских людей не могут убивать, жалеют, выражая это чувство словом "бояться". Он тоже боялся, но перестал. Он объяснил мне, что самая большая работа бывает по пятницам и продолжается до вечера.
Недавно я также разговорился с солдатом, мясником, и опять точно так же он был удивлен моим утверждением о том, что жалко убивать и, как всегда, сказал, что это положено, но потом согласился: "Особенно, когда смирная, ручная скотина. Идет, сердешная, верит тебе. Живо жалко!"

Мы шли раз из Москвы, и по дороге нас подвезли ломовые извозчики, ехавшие из Серпухова в рощу к купцу за дровами. Был чистый четверг, я ехал на передней телеге с извозчиком, сильным, красным, грубым, очевидно, сильно пьющим мужиком. Въезжая в одну деревню, мы увидали, что из крайнего двора тащили откормленную, голую, розовую свинью бить. Она визжала отчаянным голосом, похожим на человеческий крик. Как раз в то время, как мы проезжали мимо, свинью стали резать. Один из людей полоснул ее по горлу ножом. Она завизжала еще громче и пронзительней, вырвалась и побежала прочь, обливаясь кровью. Я близорук и не видел всего подробно, я видел только розовое, как человеческое, тело свиньи и слышал отчаянный визг, но извозчик видел все подробности и, не отрывая глаз смотрел, смотрел туда. Свинью поймали, повалили и стали дорезывать. Когда визг ее затих, извозчик тяжело вздохнул. "Ужели ж за это отвечать не будут?" - проговорил он.

Так сильно в людях отвращение ко всякому убийству, но примером, поощрением жадности людей, утверждением о том, что это разрешено Богом, и главное привычкой, людей доводят до полной утраты этого естественного чувства.

В пятницу я пошел в Тулу и, встретив знакомого мне кроткого доброго человека, пригласил его с собой.
- Да, я слышал, что тут хорошее устройство, и хотел посмотреть, но если там
бьют, я не войду.
- Отчего же, я именно это-то и хочу видеть! Если есть мясо, то ведь надо бить.
- Нет, нет, я не могу. - Замечательно при этом, что этот человек - охотник и сам убивает птиц и зверей.

Мы пришли. У подъезда уже стал чувствителен тяжелый, отвратительный гнилой запах столярного клея или краски на клею. Чем дальше подходили мы, тем сильнее был этот запах. Строение –  красное, кирпичное, очень большое, со сводами и высокими трубами. Мы вошли в ворота. Направо был большой, в 1/4 десятины, огороженный двор - это площадка, на которую два дня в неделю пригоняют продажную скотину, - и на краю этого пространства домик дворника. Налево были, как они называют, каморы, т. е. комнаты с круглыми воротами, с асфальтовым вогнутым полом и с приспособлениями для подвешивания и перемещения туш. У стены домика направо, на лавочке сидело человек шесть мясников в фартуках, залитых кровью, с засученными, забрызганными рукавами на мускулистых руках. Они с полчаса как кончили работу, так что в этот день мы могли видеть только пустые каморы. Несмотря на открытые с двух сторон ворота, в каморе был тяжелый запах теплой крови, пол был весь коричневый, глянцовитый, и в углублениях пола стояла сгущающаяся черная кровь.

Один из мясников рассказал нам, как бьют, и показал то место, где это производится. Я не совсем понял его и составил ложное, не очень страшное представление о том, как бьют, и думал, как это часто бывает, что действительность произведет на меня меньшее впечатление, чем воображаемое. Но в этом я ошибся.

В следующий раз я пришел на бойню во время. Это было в пятницу перед Троицыным днем. Был жаркий июньский день. Запах клея, крови был еще сильнее и заметнее утром, чем в первое мое посещение. Работа была в самом разгаре. Вся пыльная площадка была полна скота, и скот был загнан во все загоны около камор. У подъезда на улице стояли телеги с привязанными к грядкам и оглоблям быками, телками, коровами. Полки, запряженные хорошими лошадьми, с наваленными живыми, болтающимися свесившимися головами, телятами подъезжали и разгружались и такие же полки с торчащими и качающимися ногами туш быков, с их головами, ярко - красными легкими и бурыми печенками отъезжали от бойни. У забора стояли верховые лошади гуртовщиков, Сами гуртовщики - торговцы в своих длинных сюртуках, с плетями и кнутами в руках ходили по двору, или замечая мазками дегтя скотину одного хозяина, или торгуясь, или руководя переводом волов и быков с площади в те загоны, из которых скотина поступала в самые каморы. Люди эти, очевидно, были все поглощены денежными оборотами, расчетами, и мысль о том, что хорошо или нехорошо убивать этих животных, была от них так же далека, как мысль о том, каков химический состав той крови, которой был залит пол каморы.
Мясников никого не видно было на дворе, все были в каморах, работая. В этот день было убито около ста штук быков. Я вошел в камору и остановился у двери. Остановился я и потому, что в каморе было тесно от передвигаемых туш, и потому, что кровь текла внизу и капала сверху, и все мясники, находившиеся тут, были измазаны ею, и, войдя в середину, я непременно измазался бы кровью. Одну подвешенную тушу снимали, другую переводили к двери, третья –  убитый вол –  лежал белыми ногами кверху, и мясник сильным кулаком подпарывал растянутую шкуру.

Из противоположной двери той, у которой я стоял, в это же время вводили большого красного сытого вола. Двое тянули его. И не успели они ввести его, как я увидал, что один мясник занес кинжал над его шеей и ударил. Вол, как будто ему сразу подбили все четыре ноги, грохнулся на брюхо, тотчас же перевалился на один бок и забился ногами и всем задом. Тотчас же один мясник навалился на перед быка с противоположной стороны его бьющихся ног, ухватил его за рога, пригнул ему голову к земле, и другой мясник ножом разрезал ему горло, и из-под голову хлынула черно-красная кровь, под поток которой измазанный мальчик подставил жестяной таз. Все время, пока это делали, вол, не переставая, дергался головой, как бы стараясь подняться, и бился всеми четырьмя ногами в воздухе. Таз быстро наполнялся, но вол был жив и, тяжело нося животом, бился задними и передними ногами, так что мясники сторонились его. Когда один таз наполнился, мальчик понес его на голове в альбуминный завод, другой - подставил другой таз, и этот стал наполняться. Но вол все так же носил животом и дергался задними ногами. Когда кровь перестала течь, мясник поднял голову вола и стал снимать с нее шкуру. Вол продолжал биться. Голова оголилась и стала красная с белыми прожилками и принимала то положение, которое ей давали мясники, с обеих сторон ее висела шкура. Вол не переставал биться. Потом другой мясник ухватил быка за ногу, надломил ее и отрезал. В животе и остальных ногах еще пробегали содрогания. Отрезали и остальные ноги и бросили их туда, куда кидали ноги волов одного хозяина. Потом потащили тушу к лебедке и там распяли ее, и там движений уже не было.
         Так я смотрел из двери на второго, третьего, четвертого вола. Со всеми было тоже: также снятая голова с закушенным языком и бьющимся задом. Разница была только в том, что не всегда сразу попадал боец в то место, от которого вол падал. Бывало то, что мясник промахивался, и вол вскидывался, ревел и, обливаясь кровью, рвался из рук. Но тогда его притягивали под брус, ударяли другой раз, и он падал.

Я зашел потом со стороны той двери, в которую вводили. Тут я видел то же, только ближе и потому яснее. Я увидал тут главное то, чего я не видал из первой двери: чем заставляли входить волов в эту дверь. Всякий раз, как брали вола из загона и тянули его спереди на веревке, привязанной за рога, вол, чуя кровь, упирался, иногда ревел и пятился. Силой втащить двум людям его нельзя было, и потому всякий раз один из мясников заходил сзади, брал вола за хвост и винтил хвост, ломая репицу, так что хрящи трещали и вол подвигался.

Кончили волов одного хозяина, повели скотину другого. Первая скотина из этой партии другого хозяина был не вол, а бык. Породистый, красивый, черный с белыми отметинами и ногами - молодое, мускулистое, энергичное животное. Его потянули, он опустил голову книзу и уперся решительно, но шедший сзади мясник, как машинист берется за ручку свистка, взялся за хвост, перекрутил его, хрящи хрустнули, и бык рванулся вперед, сбивая тащивших за веревку людей, и опять уперся, косясь черным, налившимся в белке кровью глазом. Но опять хвост затрещал, и бык рванулся и уже был там, где и нужно было. Боец подошел, прицелился и ударил. Удар не попал в место. Бык подпрыгнул, замотал головой, заревел и, весь в крови, вырвался и бросился назад. Весь народ в дверях шарахнулся. Но привычные мясники с молодцоватостью, выработанной опасностью, живо ухватили веревку, опять хвост и опять бык очутился в каморе, где его притянули головой под брус, из-под которого он уже не вырвался. Боец примерился живо в то местечко, где расходятся звездой полосы, и, несмотря на кровь, нашел его, ударил, и прекрасная, полная жизни скотина рухнулась и забилась головой, ногами, пока ему выпускали кровь и свежевали голову.
 - Вишь, проклятый черт, и упал-то не куда надо, - ворчал мясник, разрезая ему кожу головы.

Через пять минут торчала уже красная, вместо черной, голова без кожи, с стеклянно-остановившимися глазами, таким красивым цветом блестевшими за пять минут тому назад.

Потом я пошел в то отделение, где режут мелкий скот. Очень большая камора, длинная с асфальтовым полом и с столами со спинками, на которых режут овец и телят. Здесь уже кончилась работа, в длинной каморе, пропитанной запахом крови, было только два мясника. Один надувал в ногу уже убитого барана и похлопывал его ладонью по раздутому животу, другой, молодой малый в забрызганном кровью фартуке, курил папироску загнутую. Больше никого не было в мрачной, длинной, пропитанной тяжелым запахом каморе. Вслед за мной пришел по виду отставной солдат и принес связанного по ногам черного с отметиной на шее молодого нынешнего баранчика и положил на один из столов, точно на постель. Солдат, очевидно, знакомый, поздоровался, завел речь о том, когда отпускает хозяин. Малый с папироской подошел с ножом, поправил его на краю стола и отвечал, что по праздникам. Живой баран так же тихо лежал, что и мертвый, надутый, только быстро помахивал коротеньким хвостиком и чаще, чем обыкновенно, носил боками. Солдат слегка, без усилия придержал его подымающуюся голову, малый, продолжая разговор, взял левой рукой за голову барана и резнул его по горлу. Баран затрепыхался, и хвостик напружился и перестал махаться. Малый, дожидаясь, пока вытечет кровь, стал раскуривать потухавшую папироску. Полилась кровь, и баран стал дергаться. Разговор продолжался без малейшего перерыва.

А те куры, цыплята, которые каждый день в тысячах кухонь, с срезанными головами, обливаясь кровью, комично, страшно прыгают, вскидывая крыльями?

И, смотришь, нежная утонченная барыня будет пожирать трупы этих животных с полной уверенностью в своей правоте, утверждая два взаимно-исключающие друг друга положения: первое, что она, в чем уверяет ее доктор, так деликатна, что не может переносить одной растительной пищи и для ее слабого организма ей необходима пища мясная, и второе, что она так чувствительна, что не может не только сама причинять страданий животных, но и переносить и вида их.

А между тем слаба-то она, эта бедная барыня, только потому, что ее приучили питаться несвойственной человеку пищей, не причинять же страданий животным она не может потому, что пожирает их.

***

Нельзя притворяться, что мы не знаем этого. Мы не страусы и не можем верить тому, что если мы не будем смотреть, то не будет того, чего мы не хотим видеть. Тем более этого нельзя, когда мы хотим видеть того самого, что мы хотим есть. И главное, если бы это было необходимо. Но положим, не необходимо, но на что-нибудь нужно? НИ НА ЧТО. (Те, которые сомневаются в этом, пусть прочтут те многочисленные, составленные учеными и врачами, книги об этом предмете, в которых доказывается, что мясо не нужно для питания человека. И пусть не слушают тех старозаветных врачей, которые отстаивают необходимость питания мясом только потому, что это признавали очень долго их предшественники и они сами отстаивают с упорством, с недоброжелательностью, как отстаивают всегда старое, отживающее.) Только на то, чтобы воспитывать зверские чувства, разводить похоть, блуд, пьянство. Что и подверждается постоянно тем, что молодые, добрые, неиспорченные люди, особенно женщины и девушки, чувствуют, не зная, как одно вытекает из другого, что добродетель не совместима с бифштексом, и как только пожелают быть добрыми, - бросают мясную пищу.

Что же я хочу сказать? То, что людям для того, чтобы быть нравственными, надо перестать есть мясо? Совсем нет.

          Я хотел сказать только то, что для доброй жизни необходим известный порядок добрых поступков, что если стремление к доброй жизни серьезно в человеке, то оно неизбежно примет известный порядок и что в этом порядке первой добродетелью, над которой будет работать человек, будет воздержание, самообладание. Стремясь же к воздержанию, человек неизбежно будет следовать тоже одному известному порядку, и в этом порядке первым предметом будет воздержание в пище, будет пост. Постясь же, если он серьезно и искренно ищет доброй жизни, - первое, от чего будет воздерживаться человек, будет всегда употребление животной пищи, потому что, не говоря о возбуждении страстей, производимом этой пищей, употребление ее прямо безнравственно, так как требует противного нравственному чувству поступка - убийства, и вызывается только жадностью, желанием лакомства.

Почему именно воздержание от животной пищи будет первым делом поста и нравственной жизни, превосходно сказано, и не одним человеком, а всем человечеством в лице наилучших представителей его в продолжении всей сознательной жизни человечества. Но почему, если незаконность, т.е. безнравственность животной пищи так давно известна человечеству, люди до сих пор не пришли к сознанию этого закона? - спросят люди, которым свойственно руководиться не столько своим разумом, сколько общим мнением. Ответ на этот вопрос в том, что все нравственное движение человечества, составляющее основу всякого движения, совершается всегда медленно, но что признак настоящего движения, не случайного, есть его безостановочность и постоянное его ускорение.

И таково движение вегетарианства. Движение это выражено и во всех мыслях писателей по этому предмету и в самой жизни человечества, все больше и больше переходящего бессознательно от мясоедения к растительной пище, и сознательно - в проявившемся с особенной силой и принимающем все большие и большие размеры движения вегетарианства. Движение это идет последние 10 лет, все убыстряясь и убыстряясь: все больше и больше с каждым годом является книг и журналов, издающихся по этому предмету, все больше и больше встречается людей, отказывающихся от мясной пищи, и за границею с каждым годом, особенно в Германии, Англии и Америке, увеличивается число вегетарианских гостиниц и трактиров.

Движение это должно быть особенно радостно для людей, живущих стремлением к осуществлению Царства Божия на земле, не потому, что само вегетарианство есть важный шаг к этому царству (все истинные шаги и важны, и не важны), и потому, что оно служит признаком того, что стремление к нравственному совершенствованию человека серьезно и искренно, так как оно приняло свойственный ему неизменный порядок, начинающийся с первой ступени. Нельзя не радоваться этому так же, как не могли бы не радоваться люди, стремившиеся войти на верх дома и прежде беспорядочно и тщетно лезшие с разных сторон прямо на стены, когда бы они стали сходиться, наконец, к первой ступени лестницы и все бы теснились у нее, зная, что хода наверх нет, может быть, помимо этой первой ступени лестницы.

 

 

                                                                                                  

 

 

 

 

материалы сайта http://www.vita.org.ru/veg/veganstvo/egg.htm

Птицефабрики и производство яиц

Говоря о страданиях сельскохозяйственных животных и птиц, часто приходится слышать аргумент о том, что производство яиц не связано с эксплуатацией и смертью животных. "Что плохого в том, чтобы есть яйца, если курица в любом случае их откладывает?" - такие доводы можно услышать даже от тех, кто отказался от потребления мяса и рыбы.

К сожалению, многие люди до сих пор не знают, что сельскохозяйственные животные и птицы уже давно не пасутся на лугах, не гуляют на свободе… Их содержат в тесных клетках и загонах, большинство из них не знают, что такое свежий воздух и солнечный свет, они никогда не увидят своих детей…

Как получают куриные яйца?

Подавляющее большинство людей живет в гигантских городах, и чтобы произвести соразмерное количество яиц изобрели.... птицефабрики.

В естественных условиях ритуал откладывания яйца для курицы окружен чувством радости и удовлетворения. Насиживая яйца, несушка периодически их переворачивает. 10-20 раз в день она сходит с гнезда с тем, чтобы потянуть крылья, попить воду и поклевать корм, справить естественную нужду.

На птицефабрике куры впадают в состояние паники, когда наступает время нестись: у них нет возможности уединиться и построить гнездо. Набитые в тесные клетки, несушки вынуждены класть яйца в шумном, наполненном мухами, зловонном "концентрационном лагере", зажатые между телами других кур и металлическими прутьями. Такие куры живут не более двух лет - после этого срока яйценоскость снижается, и птиц отправляют на убой. Деревенские куры, которые хотя и живут на воле, также идут под нож через 2-3 года жизни, когда их содержание становится экономически не выгодным.

Батарейная система — концентрационный лагерь для птиц

Фабричные куры содержатся в настолько тесных клетках, что на каждую птицу приходится площадь, размером чуть меньше одного альбомного листа. То есть они не могут даже распрямить крылья! В результате, для того, чтобы совершить любое движение, птицам приходится перешагнуть через своих сородичей или оттолкнуть их. Проволочный пол режет птицам лапы, вызывая язвы и раны. Если несушка оказалась зажатой между соседками, или, если ее нога застряла в решетке пола, она не может дотянуться до корма и медленно умирает так и оставшись на своем месте, по-прежнему сжатая другими. Такая система содержания, называемая батарейной, приводит к развитию у птиц аномального поведения: они выдёргивают собственные перья и заклёвывают более слабых птиц. Чтобы сократить количество таких случаев, цыплятам отрезают часть клюва и обрубок прижигают раскалённым железом, что для них очень болезненно. Биология птиц такова, что на клювах находится огромное количество нервных окончаний. Последствия стресса, перенесённого птицами в результате обжига, сохраняются на всю жизнь. Обожженным клювом трудно принимать пищу и невозможно чистить перья и крылья, чтобы избавиться от паразитических насекомых. Кроме операции обесклювливания у самочек электрическим ножом обрезаются два пальца, а у петушков, используемых для покрытия - гребешки.

 

 

Птицефабрика. Батарейная система содержания кур.

В природе между курицей и цыпленком существует тесная связь. Примерно за 24 часа до момента выхода из скорлупы цыпленок начинает попискивать внутри, оповещая мать и собратьев о готовности появиться на свет. С этого момента связь между матерью и цыплятами продолжается на протяжении 2 месяцев. В течение этого времени цыплята повсюду следуют за матерью, собираясь на ночь под ее крыльями. На птицефабрике несушки никогда не видят своих цыплят. Яйца помещают в гигантские инкубаторы. Когда появляются на свет птенцы, их разделяют в соответствии с полом. Петушки яиц нести не могут и не подходят для выращивания на мясо, так как для этой цели существует специальная, быстро набирающая вес бройлерная порода. По этой причине петушков отправляют "в расход". Однодневные пушистые цыплята-петушки вместе с "дефективными" сестрами один за другим отправляются в комбайн-мельницу, где вертящиеся ножи разрубают их живые тельца на мелкие части, которые потом появляются на прилавках в качестве корма для кошек и собак. Часто цыплят просто собирают в пластиковые мешки, где они медленно задыхаются, а затем мешки выбрасываются в мусор.

Выращивание цыплят-бройлеров

У бройлерных кур, которых выращивают на мясо, рост костей не поспевает за ростом мышц, и ноги сгибаются под тяжестью тела. Это произошло в результате целенаправленной селекции. 4/5 бройлеров имеют поломанные кости или другие дефекты костей. Цыплятам больно стоять и они сидят на скрюченных ногах. Они не могут добраться до еды и воды Птицы подвергаются прививкам от различных инфекционных болезней в темпе 2500-3500!!! цыплят в час на одного рабочего. Ирония состоит в том, что такая сверхскоростная "иммунизация" часто является основной причиной распространения инфекции.

Что касается диетических свойств яиц

Яйца представляют немалую угрозу для здоровья людей, т.к. в корм курам добавляют бесчисленного количества антибиотиков, пестицидов и других химических веществ Желток одного яйца содержит предельно допустимую суточную норму холестерина - 200 мг! Те полезные вещества, которые содержатся в яйцах можно получить из растительных продуктов. Количество витамина В12 в яйцах из птицефабрик в 20 раз ниже, чем в яйцах от кур, живущих в естественных условиях. Содержащийся в куриных яйцах в большом количестве холестерол становится причиной возникновения различных сердечно-сосудистых заболеваний у людей. Другой опасностью употребления яиц является высокая вероятность заражения сальмонеллой. Учёные мира давно установили, что потребление в пищу мяса и продуктов животного происхождения вредно для здоровья человека.

 

 Разрушение планеты, гибель людей от голода

Производство мяса и продукции животноводства напрямую связано с загрязнением окружающей среды, вырубкой лесов и гибелью людей от голода. Количество навоза, производимое животными при интенсивном разведении таково, что земля просто не в состоянии впитать его. Свежая вода, запасы которой когда-то казались неисчерпаемыми, сейчас становится дефицитом. 70% потребляемой воды идёт на сельское хозяйство. Чтобы прокормить одного вегетарианца требуется в 16 раз меньше земли, чем для мясоеда. Ведь 80 процентов овощных культур идут на корм скоту. И это в то время как миллионы людей в мире умирают от голода. Например, в 1989 году в мире от голода умерли 60 млн. человек. Если бы, например, американцы, сократили потребление мяса всего на 10 процентов, то сэкономленного зерна хватило бы, чтобы прокормить этих людей! Если Вам не безразлична судьба кур и других сельскохозяйственных птиц и животных, если Вы заботитесь о нашей планете, если Вы хотите быть здоровыми - откажитесь от потребления яиц, молока, мяса и др. продукции животного происхождения.

Помните, что побочным продуктом производства яиц является жестокое убийство цыплят - петушков и крайнее насилие над курицами-несушками.

Становитесь вегетарианцами, и Вы выйдете из цикла разрушения планеты и эксплуатации животных!

                                                                            

Батарейная система содержания кур. Зловонные клетки, теснота, духота, болезни - в таких условиях проживают свою недолгую жизнь батарейные несушки. Такой ценой получают куриные яйца.

 

Каждая курица проводит всю свою жизнь, занимая пространство, меньшее по размерам обычного альбомного листа

 

Для того, чтобы совершить любое движение, птицам приходится перешагнуть через своих сородичей или оттолкнуть их.

 

 

Проволочный пол режет птицам лапы, вызывая язвы и раны.

 

Птицам отрезают часть клюва и обрубок прижигают раскалённым железом, что для них очень болезненно. На клювах находится огромное количество нервных окончаний. Последствия стресса, перенесённого птицами в результате обжига, сохраняются на всю жизнь

Птицефабрика по выращиванию бройлеров

Цыплята-бройлеры

                                                         На 1 кв. м. площади содержится до 20 птиц весом почти в 2 кг!

 

У бройлерных кур рост костей не поспевает за ростом мышц, и ноги сгибаются под тяжестью тела. Это произошло в результате целенаправленной селекции. 4/5 бройлеров имеют поломанные кости или другие дефекты костей.

 

                                                    Через 6 недель жизнь бройлерных цыплят заканчивается на бойне.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Koнтакт

Отказ от мяса - спасение!

+7 953 32 95 789


Рассылка писем

Подпишитесь на нашу рассылку: